Различия органной и клавирной музыки

Страница 3

Биографы Баха рассказывают, что в молодые годы он любил скрывать своё имя, пробираясь в деревенские церквушки и подолгу импровизировать на органе. Рассказывают, что однажды какой-то органист, услышав его игру, с ужасом и изумлением воскликнул: «Это не может быть никто иной, кроме Баха, или это сам дьявол!»

Сочетание указанных средств и их применение к обычным формам органных сочинений и создавало величавую, торжественно-возвышенную, соответствующую атмосфере церкви игру Баха, которая вызывала у слушающих священный трепет и изумление. «…Многолетнее общение с музыкой Баха воспитывает и облагораживает ум и душу… Его творение всякий раз выражает нечто иное: сегодня оно страстно захватывает всё твоё существо, а назавтра ты можешь рассуждать о нём вполне разумно; ты ищешь в нём красок, - оно обладает ими, стремишься к чистым, архитектоническим формам, - ты находишь их. И, изумлённый, ты задумываешься над загадкой этих творений, в которых сконцентрировано такое многообразие и которые столь многолики». (Эдвин Фишер)

Кроме различий между органом и клавиром существуют различия и между органом времени Баха и современным органом. Каждый орган – продукт своего времени, своей эпохи. Он отражает в себе её художественный и звуковой идеал, наиболее характерные черты художественного стиля своего времени. Инструмент несёт в себе черты своей страны - её ландшафта, её климатических особенностей, уклада её жизни, своего народа - его темпе­ра­мента, характера, фонетического строя его языка. В итальянских органах слышатся тёплые тембры сходные с певучими гласными звуками итальянской речи. Грассирующие, слегка рокочущие краски характерны для французских и, уж тем более, испанских органов, в которых отражается фонетика языка народов этих стран. Каждый орган обязательно строится на уровне лучших достижений науки и техники своего времени. Масте­ра стремятся воплотить всё самое новое, совершенное, прогрессивное, что только можно почерпнуть из но­ве­йших технологий.

Однако упор на силу и мощь звучания, характерный для XIX столетия, привёл к изменениям или тому, что многие считают усовершенствованием в конструкции сегодняшних инструментов. Произведения Баха вряд ли выигрывают при исполнении на современном органе. Основные регистры на нём приобрели слишком большое значение; у них слишком форсированное звучание. Регистры баховского времени были мягче. «На сегодняшних органах, по мнению Швейцера, барочные произведения становятся тяжеловесными и массивными; так произошло бы и с гравюрами, будь они репродуцированы углём».

Антон Рубинштейн говорил: «Я думаю, что инструменты всех времён имели звуковые краски и эффекты, которые мы на современных инструментах не можем передать; что сочинения тогда задумывались для существующих инструментов и только они могут воспроизвести идеи былой эпохи, теряющиеся при игре на современных инструментах». Всё это заставляет нас более серьёзно подойти к вопросу трактовки органных произведений на современном рояле. Во всяком случае, проблемы интерпретации не должны сводиться только лишь к техническим проблемам: неудобству расположения звуков в аккорде, аккуратности использования педали, широты охвата фактуры и т.д. Настоящий музыкант, исполняя на фортепиано баховские органные произведения будет ориентироваться прежде всего на законы органной музыки того времени. Выдающиеся музыканты периода барокко оставили нам подробнейшие трактаты, позволяющие вос­ста­новить принципы игры на инструментах того времени, понять и воссоздать музыкальный язык той эпохи. Это да­ет шанс подойти к первоначальному замыслу композитора; существуя в его системе координат, понять, что он имел в виду, вернуть нотам и крючкам значение, которое им придавалось в XVII - XVIII веках. Именно такой подход к осмыслению музыки барокко пропагандируют музыканты аутентичной (от греческого aunthentikos «правильный») манеры исполнения, предполагающей наличие точных знаний эпохи.

Аутентичный стиль исполнения старинной музыки уже давно утвердил себя на Западе. Существуют записи в та­кой манере выдающихся исполнений И.С.Баха, Вивальди, Генделя, других известных нам композиторов эпохи ба­рокко. Благодаря восстановленному музыкальному языку того времени стало возможным открыть заново и оценить значительное количество казалось бы уже навсегда забытой музыки. В сокровищницу мировой культуры вернулись имена очень многих композиторов. И этот процесс продолжается. Барокко предстает перед нами в новом свете, по­во­ра­чивается новыми, часто абсолютно неожиданными гранями. Нам остаётся только внимательно вникать в открытия наших современников, применяя на практике опыт и знания, не допуская исторических неточностей в подходе к интерпретации старинной музыки. Каждому исполнителю, прикоснувшемуся к барочной музыке, следует помнить слова Ванды Ландовской: «Старинная музыка – не старая музыка».

Страницы: 1 2 3 


Подробно о музыке:

Самогласны — распетые кондаки типографского устава
Кондакарь типографского устава содержит тексты свыше ста кондаков, которые расположены по всей рукописи. Он отражает весь годовой круг: минейная часть (л. 24 об. — 78 об.), триодная часть (л. 79—94), воскресные кондаки и икосы (л. 94—97), кондаки 2 го — 5 го гласов (л. 100—117), кондаки 6 го —8 го ...

Русская музыкальная культура в 60—70-х годах XIX столетия
Русская музыкальная культура в 60—70-х годах XIX столетия В 60—70-е годы прошлого века русская музыка переживает пору могучего расцвета. Если конец XVIII века был для России временем создания профессиональной композиторской школы, а первая половина XIX столетия, отмеченная гением Глинки, утвердила ...

"Он имел от природы огромный дар пения..."
Санкт-Петербург конца XIX века. Зал Дворянского собрания. Время - к полуночи. Благотворительный концерт, организованный одним из студенческих землячеств в пользу нуждающихся учащихся, никак не может закончиться. И не потому, что не все еще приглашенные участники отпели, оттанцевали и отыграли. Прог ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.levelmusic.ru