Культурные диспозиции прогрессивного рока (progressive rock) в рок-культуре

Статьи о музыке » Культурные диспозиции прогрессивного рока (progressive rock) в рок-культуре

Страница 16

Несмотря на декларативное отрицание классической культуры, создателей контркультуры многое роднило с западноевропейскими романтиками: критика рационализма, ориентация на целостность, созданную интуицией, чувством и верой. Также интерес к ориентальному, чужому и экзотическому. Идеализм, стремление к аутентичности творческого результата. Недаром авторы психоделических исследований тяготеют к романтической поэзии: Олдос Хаксли в "Дверях восприятия" часто ссылается на У.Уитмена, С.Т.Колриджа, У. Водсворта, У.Блейка.

Однако, после крушения надежд психоделических революционеров на реальность жизни с расширенным сознанием, а также после длинной череды смертей от наркомании, Psychedelic Rock теряет популярность и динамику прежнего развития, продолжая собственную эволюцию формах, соответствующих мировоззренческим и стилевым трансформациям рок-музыки. В некоторых стилях рока психоделические черты проявляются в виде красочных звуковых эффектов, не связанных с каким-либо художественным смыслом. В то же время в течениях прогрессивного рока (Progressive Rock) академическая музыка часто трактовалась через призму некоторых музыкальных приемов психоделического рока (Psychedelic Rock). В арт-роке психоделические идеи и музыкальные находки становятся средством вовлечения в образный мир, наполненный переплетающимися мифологическими символами-архетипами, расширяющими восприятие картин-пространств эзотерических или фантастических миров и наполняющими их глубоким смыслом. Роль же символов-импульсов, формирующих в воображении такие сюжеты, выполняли темы и образы известных произведений музыки классической музыки, литературы, живописи. В сформированном средствами рок-музыки экстатическом восприятии именно они становились образами фантастических звуковых полотен, рождавшихся в воображении слушателей. Так, звуковая психоделия, как способ передачи содержания композиций, в свойственной ей системе выразительных средств становится значимым стилистическим компонентом, сформировавшим эстетику прогрессивного рока, как культуры иррационального сознания. На её основе создаются образные миры, наполненные смыслом. Нередко - смыслом глубокой духовности, равнодушной к наркотическим галлюцинациям. Это - путешествия в прошлое, в мир художественного произведения, в том числе сказочного или фантастического, также в область эзотерической традиции с духовной ответственностью, в драму праздника или трагедии жизни - в музыкальной сюите, повести, живописном полотне. Эти образные сферы не имеют принципиальных отличий от таковых в музыке рационального сознания. Различают их способы приобщения слушателей и особенности восприятия ими музыки. Психоделический рок (Psychedelic Rock), как область музыки иррационального сознания, является формой общения со слушателем, активно вовлекающим его в процесс действия драмы, превращающий его из слушателя в действующее лицо. Используя эти инструменты в своих целях, исполнители прогрессивного рока в своих композициях не только выражали авторскую идею и изображали место действия, но ещё и побуждали слушателей стать участниками повествования.

Это очевидно, например, при просмотре видео-записи концерта 1971 года группы Emerson, Like & Palmer, «Pictures at an Еxhibition», весьма вольной трактовки известнейшего фортепьянного цикла «Картинки с выставки» (послушать, почитать, почитать) великого русского классика Модеста Петровича Мусоргского (1839 - 1881) (Биография, Биография, статья об отношениях Мусоргского со Стасовым). Это один из самых известных, ярких и последовательных примеров вовлечения огромного количества слушателей в музыкальный процесс выражением их собственной непосредственной, участливой, бурной реакции на все перипетии сюжета. Способ транскрипции, избранный здесь музыкантами, представляет типичный образец взаимопроникновения образов и приёмов психоделического рока (Psychedelic Rock) и академического музыкального произведения. Несмотря на то, что пять из шести произведений, отобранных из цикла М. П. Мусоргского (в оригинальных «Картинках с выставки» их десять), легко узнаваемы, призма психоделического рока не опровергает содержание оригинала. Творческие фантазии композитора, выросшие на основе творчества его друга, художника Виктора Александровича Гартмана (1834 - 1873) (Биография, Биография) и воплотившиеся в «Картинки с выставки» после посмертной выставки последнего, преобразованы группой ELP в психоделическую фантастику с квази-космическими монстрами (Гном и Баба-Яга), Замком Любви и Битвы и торжественным, ликующим апофеозом победы - Богатырскими воротами. Особую роль в интерпретации великого произведениях русского классика занимает синтезатор Муг (Moog). Его звуковые возможности вносят значительные поправки в способ психоделического путешествия и точки его назначения. Кроме рефрена, заимствованного у М. Мусоргского ("Promenade"), есть ещё один, созданный Китом Эмерсоном (Keith Emerson). Это синтезаторное подражание звуковому следу ракеты, устремлённой в космос, звуковой эквивалент фантастического мгновенного перемещения в космическом пространстве, сопровождаемый восторженными криками слушателей. Каково на самом деле пространство этого путешествия - фантастическое или психоделическое - уточнить невозможно. Каждый из слушателей, участников музыкального повествования, может выстраивать собственную космическую, сказочную, историческую, героическую эпопею, ориентируясь на "путевые столбы" звучащей музыки. Основные средства выстраивания собственных "картинок" у ELP в “Pictures at an Exhibition” - тембры и жанры. Используя стили динамичной хард-роковой композиции и рок-баллады, а также сопоставляя в первой лирической кульминации мощное синтезаторное звучание и акустическую гитару, музыканты создают причудливые, яркие образы. Музыкальная изобретательность, богатство красок и живая изобразительность, отличающая оригинальное произведение Мусоргского и редко противоречащая выразительности содержания в рок-интерпретации его произведения, остается важнейшим базисом и в “Pictures at an Exhibition”. Однако в новом видении культового произведения появляется более близкая современному слушателю культура подачи материала. Как явление эпохи постмодернизма, прогрессивный рок владеет приёмами обязательного введения зрителя-слушателя в художественное пространство произведения. Изобразительность синтезаторных тембров и эффектов здесь настолько очевидна, что рок-публика, понимая содержание музыки, непосредственно, вербально вмешивается в синтезаторные рефрены-связки между частями, и этим самым участвуют в происходящем на сцене действии, продвигая вместе с музыкантами сюжет в следующую фазу. "Promenade" исполнена в тяжёлых, торжественных тембрах органа (Этот прием исполнения можно отнести и к начальной стадии развития готического рока (Goth Rock), одного из родственных прогрессивному року стиля). Их чопорное величие словно переводит слушателей в другое время, в шокирующее, необычное место действия. "The Gnome" начинается в синтезированных тембрах свирепых завываний страшного существа. Исполнительское соотнесение этих электронных тембров, баса и ударных основывается на полиритмии. Но это трио не удерживает облика, выстроенного русским классиком, сложного образа гнома с его внешней угрюмостью, внутренним страданием, неосуществлёнными порывами. Здесь гном превращается в злое, враждебное человеку существо, монстра, уничтожитель, символический образ, воплощающий худшие человеческие черты. В следующем "Promenade" рождается образ фантастического мира и его старинного Замка, который может быть где угодно - на Земле, в чужом, далёком инопланетном мире или в мечтах и грёзах музыкантов и слушателей. Небольшой вокальной связкой, как лирическим вступлением к поэме любви, начинается следующая затем композиция "The Sage". В исполнении Грега Лейка (Greg Lake) звучит лирическая баллада о рыцарской любви - идеальной, неземной. Она не только предваряет "Старый замок", но и в значительной степени замещает его. Если М. П. Мусоргский создал не внешний, но внутренний облик возвышенной и безнадёжной любовной тоски, символ её безответности, не копируя оборотов средневекового рыцарского романса, то, стараясь сохранить хотя бы условную стилистическую близость рыцарским временам, Грег Лейк исполняет на акустической гитаре, между мелодическими строфами повествования, небольшие вставки в стиле лютневой музыки XVI века, временами добавляя к её мотивам и ритмам обороты чувствительного романса XIX века. От очевидности аляповатости количества несоотносимых друг с другом жанров и стилей балладу спасают возвышенность, искренность исполнения и тонкая контрапунктичность гитарной партии и вокала. Всё это способствует более страстному выражению возвышенного одиночества. Баллада завершается очередной демонстрацией звуковых искажений, теперь уже гитарного звука, переходящего в рефрен с его завываниями-зашкаливаниями и синтезаторной имитацией воя сирены. Эффект полёта на исходе баллады настолько очевиден (слышен), что присутствие традиций психоделического рока не вызывает никаких сомнений (Вхождние в наркотическое состояние в эту эпоху сравнивали с состоянием полёта, поэтому здесь эффекты полёта звучат довольно двусмысленно, ведь психоделия - один из основных компонентов прогрессивного рока). Затем следует "The Old Castle" - "Старый замок", исполненный, однако, в хард-роке с солирующими клавишными в тембрах жёстких и демонстративно агрессивных. Продолжающие эту пьесу "Blues Variation" вносят черты ритм-н-блюза. Темы этих двух композиций, объединённых в малый цикл, основаны на подлинной, но ритмически изменённой теме "Старого замка" М. П. Мусоргского. Музыканты ELP сохраняют образ героя - рыцаря, превращая его в непобедимого космического воина-супермена. Далее рёв двигателя сменяется деловым и бодрым шагом "Прогулки". За ними следует трилогия о Бабе Яге. Модест Петрович рисовал героиню русских сказок коварной и сметливой, но временами доброй старушкой. В видении Emerson, Lake & Palmer она становится воплощением стихии, безжалостной и отнюдь не слепой силы. Трио пополнило и трансформировало музыкальное полотно в образ абсолютного зла: это синтез образов Бабы Яги, Кащея Бессмертного, страшного инопланетянина и лютой колдуньи – пожирательницы детей из жутких старинных европейских сказок. В "The Hut Of Baba Yaga" ("Избушка Бабы Яги") оригинальный текст сохраняется, но предельно ужесточается в тембрах и ритмах. "The Curse Of Baba Yaga" ("Проклятии Бабы Яги") - это смешанный жанр хард-буги на материале средней части оригинала. Третья часть - полная реприза "The Hut Of Baba Yaga". Вся трилогия исполнена в предельно жёсткой манере. В ней выражено торжество отрицательных образов рок-музыки: пристрастия рок-музыкантов эпохи расцвета контркультуры к инфернальным обликам. Игра с сатаническими образами возникла в эпоху рождения и расцвета психоделии и не закончилась в рок-музыке до сих пор. Их можно толковать образами наркотического ада, описанного ещё Шарлем Бодлером. Они также воплотили характерность сказочных и мифологических образов народов Европы и мира. Они могут быть трактованы здесь как уродливые, неоправданно бесчеловечные, кошмарные убийцы из серийных кино-видео-фэнтези ужасов, так и как порождение бесчеловечности ХХ века с его достижениями в технологиях изничтожения человека в духовном и материальном плане. "The Great Gates Of Kiev" («Богатырские ворота») - эпическое завершение цикла с повествовательностью текста, звоном колоколов, апофеозом победы. Перед репризой трёхчастной формы "Богатырских ворот" появляется электронная вставка из самых немыслимых по мощи и ликованию завываниев совместно с восторженной публикой. Три смысловые кульминации цикла: первая - лирическая баллада в акустическом гитарном тембре "Старого замка", вторая - хард-роковая в плотных и жёстких тембрах "Бабы Яги" и третья, главная, - в стиле тяжёлого рока и в грандиозном звучании всех возможных тембров ансамбля в "Богатырских воротах", цементируют форму психоделического рок-путешествия в причудливые миры. Фортепианный цикл Модеста Петровича Мусоргского предстаёт перед нами в сокращённом и сюжетно изменённом виде. Прогулка по залам художественной выставки трансформирована в эпопею психоделических по средствам выражения и фантастических по содержанию странствий музыкантов рок-группы и их соучастников-слушателей.

Страницы: 11 12 13 14 15 16 17


Подробно о музыке:

Как музыка воздействует на нас
Доналд Кэмпбелл (Donald Campbell), основатель Института музыки, новатор в области музыкотерапии. Многие любят слушать музыку, не понимая до конца ее воздействия. Какой бы ни была наша реакция, музыка оказывает умственный и физический эффект. Приведем несколько вариантов воздействия и терапевтическо ...

Музыкальная интонация как генерирующий элемент информационного поля
Теория интонации связана в нашем представлении с именем Б.В.Асафьева. Разработка этой теории составляет традицию отечественного музыковедения (А.Лосев, о. П.Флоренский, Г.Шпет, Б.Асафьев, Е.Орлова, М.Михайлов, Е.Назайкинский, М.Арановский, И.Земцовский, Т.Перевозский, Е.Герцман, В.Холопова, В.Ждано ...

"Сплин" как надежда русского рока
Прекрасное название придумали себе ребята. Вполне соответствует характеру исполняемой музыки, так как сплин – английское слово, которое обозначает селезенку, злобу, раздражение, хандру, тоскливое настроение. Однако Александр Васильев, лидер группы, видит в этом слове нечто совершенно особенное: &qu ...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.levelmusic.ru